Круглый стол «Сотрудничество НГО и РО в области ВИЧ. От знакомства к взаимодействию: опыт и планы»

25 декабря 2010 года в ДМО «Кинония» межконфессиональная миссия «Христианское социальное служение» организовала проведение круглого стола «Сотрудничество негосударственных организаций (НГО) и республиканских объединений (РО) в области ВИЧ. От знакомства к взаимодействию: опыт и планы»

Для проведения встречи были приглашены представители христианских Церквей Беларуси  и представители организаций людей, живущих с ВИЧ. Павел Лапин (врач, представитель общественно-религиозного фонда «Вера, Надежда, Любовь», Украина). Отец Георгий Рой (преподаватель Минской духовной семинарии; активно сотрудничает с миссией; является членом правления миссии). Матушка Матрона (член правления миссии). Сестра Екатерина (специалист по связям с общественностью; куратор фестиваля «Православной культуры»). Екатерина Крылова (представитель сообщества людей, живущих с ВИЧ). В. И. Горелов (специалист пеницитарной системы ВЕЦА). Элеонора Гвоздева (советник ЮНЕЙДС). И. В. Костюкович (одна из первых систер милосердия в Республике Беларусь – социальная работа церкви, Витебск). Дина Котикова (представитель БОО «Позитивное движение»), Анна Ткачева (представитель  сообщества людей, живущих с ВИЧ, РОО «Альтернатива»). Лена Григорьева (представитель сообщество людей, живущих с ВИЧ, член ряда международных структур).  Саша Ходанович (РОО «Альтернатива»). Настя Кривицкая (координатор программ по ВИЧ/СПИДу миссии). Н. А. Матрунчик (философ, представитель православного братства; директор межконфессиональной миссии).

Цель:
Определение форм взаимодействия негосударственных общественных организаций (НГО) и религиозных организаций в рамках деятельности по теме ВИЧ.

Задачи:
1.      Обобщить имеющийся опыт проведения совместных инициатив по теме ВИЧ.

2.      Выявить приоритеты и нужды в совместной работе.

3.      Разработать идеи для укрепления взаимодействия религиозных организаций и организаций людей, живущих с ВИЧ. Мы начали мероприятия с предложения поделиться опытом о взаимодействии общественных организаций и Церкви.

Н. А. Матрунчик:

В 1999 г. на Совете миссии на решении общественной стратегии был задан вопрос «Готовы ли Церкви работать в сфере ВИЧ/СПИДа?». Т.к. тема  СПИДа в работе Церкви до этого не поднималась, все участники растерялись и устремили взгляд на Филарета в ожидании ответа. И он отреагировал: «А почему бы и нет…»»  Тогда Церковь была согласна работать, но тема для нее была еще не понятна и не прожита. Сейчас Церковь осознает необходимость участия в таких программах как работа с наркопотребителями и мигрантами.

Отец Г. Рой:

Наши студенты в семинарии получают информацию об этой проблеме. Учим их правильному взаимодействию с людьми, живущими с ВИЧ. И мы хотели бы еще раз организовать встречу с ВИЧ-позитивными людьми и теми, кто работает в этой области.У нас в семинарии есть предмет «Социальное служение в Церкви». Я задавал вопрос будущим священникам «Будете ли вы принимать и причащать людей, если узнаете, что у них есть ВИЧ?» Особо радует то, что большинство ответили «Да». А с теми, кто отказался, проводилась просветительская работа по теме ВИЧ.

Также одним из наших достижений является то, что у нас есть приходской дом временного проживания для людей, освободившихся из мест лишения свободы.

Матушка Матрона:

Организована реабилитация. Но у нас нет разделения на ВИЧ «+» и ВИЧ «-» людей. Есть видеостудия, в которой мы создали художественный фильм по проблеме ВИЧ/СПИД «Главная роль», главной героиней которого является женщина, живущая с ВИЧ.

Сестра Катя дополнила речь матушки: «Также у нас снят фильм «Лампа не гаснет». Проблема, с которой мы столкнулись – то, что в маленьких городах говорят  «У нас СПИДа нет».

К. Крылова:

Первый опыт сотрудничества с Церковью – когда человеку, находящемуся в местах лишения свободы нужен был священник для причастия. Святой отец Шульгин помог. Здесь проблема такая: в местах лишения свободы существует каста людей – так называемые «отверженные», которые не могут причащаться. С ними нельзя разговаривать, сидеть рядом, к ним нельзя прикасаться. Эти порядки установили сами люди, которые находятся там. Поэтому, мне кажется, важно решить вопрос, как причащать таких людей. Также одним из примеров сотрудничества могу назвать молебен 1 декабря 2010 г. Правда, для участия в нем смогли приехать только 2 человека. Здесь проблема в том, что у ВИЧ-положительных людей есть внутренний страх, что когда он придет в церковь – ему опять укажут на его грех, который священнослужители связывают с ВИЧ-инфекцией.

У Отца Г. Роя возникли вопросы «Когда мы приходим в тюрьму, где уже досиживают свой срок осужденные, как выяснить, есть ли у человека ВИЧ, для того, чтобы предложить ему помощь по этой теме? Не будет ли это навязчиво? Есть ли у администрации списки ВИЧ+ людей? Можем ли мы обратиться к этим спискам, чтобы пообщаться с ВИЧ+ людьми и помочь им?»

На все эти животрепещущие вопросы ответила Лена Григорьева: «Предоставление списков – это противозаконно. Лучше установить доверие с человеком, тогда он сам вам доверится, и вы сможете оказать ему необходимую поддержку»

Э. Гвоздева:

Из изменений хочется отметить то, что церковь переосмыслила понятие греха в отношении ВИЧ/СПИДа («грех – не само заболевание, а действие, которое к заболеванию привело»). Происходит расширение сети священнослужителей, которые начинают работать в проектах ВИЧ/СПИДа. Ведется работа в тюрьмах. Еще я вижу ситуацию так: чем больше люди, живущие с ВИЧ, приобретают духовный опыт, тем больше церковь имеет накопленного положительного деяния – поддержка церковью общественных организаций.

Здесь у Николая Матрунчика возник интерес: «Где в церкви находится место для людей, живущих с ВИЧ?»

На этот вопрос отозвался Отец Рой: «Пока в нашей системе для того, чтобы стать священником – ВИЧ-статус – это препятствие. Опыт показывает, что эффективнее  работать с конкретной группой людей, а не вообщем. Следовательно на вопрос «какое место ВИЧ+ людей в церкви?» я бы ответил, что есть надежда в том, что люди, живущие с ВИЧ, придут не поодиночке, а общиной. Наше обращение будет эффективно тогда, когда будет существовать дух общины».

Также не осталась равнодушной к данной теме Л. Григорьева: «Мне бы не хотелось видеть отдельно взятую общину ВИЧ+ людей. Это будет подчеркивать отдельность и следовательно дискриминировать».

«Я не имею ввиду формирование отдельной общины ВИЧ+ людей. Наш призыв – чтобы люди, живущие с ВИЧ,  признали себя общностью не только по статусу, но и в единстве во храме», — внес корректировку в свое высказывание Отец Г. Рой.

И. Костюкович:

—  Мы открыты для общения с ВИЧ+ людьми, а сами ВИЧ+ люди не находят, к сожалению,  на это время. Я считаю, что профилактическую работу по теме ВИЧ необходимо вести с раннего возраста детей.

А. Ткачева:

— Дети часто задают вопрос: как церковь относится к ВИЧ+ людям? Я собираю со всех мероприятий майки в различными слоганами. И на этот вопрос в качестве ответа я рассказываю историю майки с надписью «Церковь против СПИДа». Также одним из примеров взаимодействия с церковью было то, что Владыка Стефан благословил выставку «Город, в котором живут люди».

Из минусов хочется отметить то, что нет литературы, где что-либо сказано о взаимодействии церкви  и НГО. Где сказано о том, что ВИЧ+ людей можно венчать, постить, причащать и т. д.

Л. Григорьева:

В свято-Михайловском соборе в Мозыре ведется лагерь для ВИЧ+ семей совместно с церковью, а также была организована выставка меда в Светлогорске совместно с церковью, где мы организовали выставку маек. Приходящие люди задавали вопросы: а что это? А к чему это?… и мы рассказывали о теме ВИЧ-инфекции. Андрей Голосов выступал с «открытым лицом». Это мероприятие было направлено на преодоление стигмы.

Также у нас налажены индивидуальные контакты с несколькими священнослужителями (например, матушка Павла из Гомеля), которые нас поддерживают и могут проводить открытые выступления. Мы в церкви видим огромный потенциал, но он не используется и на 10 %. Например, церковь может оказывать паллиативную помощь, но и быть голосом в различном ряде структур и взаимодействовать не на уровне личности, а на уровне организации.  Мы готовы больше встречаться и согласовывать позиции.

Еще одно из замечаний. В последнем номере «Свеча» на 1-ой странице напечатан такой текст: «Но когда ВИЧ-положительные заключенные освобождаются, их чаще всего никто не ждет. Кроме того они сталкиваются с дискриминацией в своих маленьких городах и селах, куда возвращаются. Естественно, их поведение становится непредсказуемым, нередко возникает желание кого-то заразить ВИЧ. И это тревожит и государство, и общественность, поскольку в этом серьезный риск для общества…»  На мой взгляд, люди не запомнят всего контекста, а отложится в подсознании у них только то, что ВИЧ+ люди опасны для общества и у них есть желание кого-то заразить. А это вызывает стигму в обществе. Поэтому необходимо использовать корректную формулировку при описании каких-либо случаев или проблемы ВИЧ/СПИДа в целом.

Отец Дионисий (координатор по вопросам алкогольной зависимости) отметил проблему в отсутствии информации в церкви по теме ВИЧ и наркомании. Он говорил о том, что общаясь с наркопотребителями, часто слышит от них вопрос «Батюшка, а почему православная церковь так плохо к нам относится?» Отец Дионисий поделился тем, что такой вопрос приводит его в замешательство, ведь он сам столько времени проводит с наркопотребителями, находящимися на лечении. При прояснении ситуации выяснилось, что эти ребята говорят не о самом батюшке, а о том, что другие приходы не хотят иметь с ними дело. Потому у наркопотребителей назрела обида на церковь.

«Отказ духовников от работы с наркозависимыми людьми связан с многолетними наставлениями, — говорит отец Дионисий – с ними работаю: мы проводим психотерапевтические и динамические группы».

Отец Дионисий пояснил, где находятся истоки противоречий: «В церкви есть понятие «смирение». И вот приходят родители  и говорят: «У нас сын наркоман. Что делать?». Церковь отвечает: «Смиряйтесь , терпите, молитесь»… и всё… А по 12-тишаговой  программе они не должны смиряться и терпеть, а должны использовать «жесткую любовь». И тогда люди не понимают, чему следовать, почему такие противоречия… И начинаются у этой семьи хождения по мукам.

Проблема в том, что в церкви не обсуждается проблема зависимостей, а тем более СПИДа. Поэтому я считаю, что необходимо привлекать больше священнослужителей на семинары по теме ВИЧ/СПИДа и наркозависимости. Создавать литературу по зависимостям».

Далее Павел Лапин поделился опытом развития сотрудничества церкви и некоммерческих общественных организаций в Украине. Свою речь он начал так: «Некоторое время назад у нас встал вопрос о том, чтобы как-то объединить усилия церкви и ВИЧ+ людей. Проанализировав, мы увидели, что в своих программах мы замыкаемся на себе. И параллельно работает сеть людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). Церковь замкнулась на своей работе, ЛЖВ – на своей. При этом кто-то кого-то посещал. Но это не значит, что мы не нашли точек соприкосновения. У нас не было системы. У нас было всего лишь много мифов и предрассудков друг о друге.  И мы решили найти несколько поводов, чтобы соприкоснуться. Год назад у нас состоялась большая встреча на 100 человек.

Механизмы взаимодействия, которые были разработаны украинскими коллегами:

— На национальном уровне

1.      Создать общую рабочую группу по вопросам совместного взаимодействия Всеукраинской Сети людей, живущих с ВИЧ/СПИД, Церквей и религиозных организаций.

2.       Разработать официальную позицию Сети и Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций по вопросам совместной работы.

3.      Разработать систему взаимного предоставления информации и обучения по интересующим стороны вопросам.

4.      Дополнить единую базу по оказанию предоставляемых на Украине услуг для ВИЧ-позитивных людей.

— На региональном уровне:

1.      Налаживание взаимодействия церкви и республиканских объединений и местных организаций ЛЖВ (круглые столы, обмен опытом).

Результаты:

— Проблема в тюрьмах – отказ от лечения. Потому была сформирована мультидициплинарная команда, в которой также участвует священник и благославляет клиентов, например, на прием терапии. Это придает сил клиентам.

— Также священник приходит на молебен в сообщество людей, живущих с ВИЧ.

— Существуют сектантские движения СПИД-диссидентов. Здесь авторитет священника из мультидисциплинарной команды играет большую роль в переубеждении о том, что антиретровирусную терапию (АРТ) стоит принимать.

— Мы смогли договориться между собой в столице, но, главное, чтобы люди смогли договориться между собой в регионах , т. к. именно там делается огромная работа.

— В тендерный комитет по закупкам АРТ входит священник.

Л. Григорьева поинтересовалась у Н. Матрунчика – будет ли вестись протокол нашего собрания?

«Мы напишем протокол, но важно понять, что протокол для церкви – это не основной «двигатель процесса», — отозвался Николай, — Миссия – это платформа церкви для изучения мнения сообществ и донесения этого мнения в священно-церковную началию. Мы собрались здесь, чтобы решить, что можно сделать, чтобы привести церковно-началию от стигматизации к приверженности шаг за шагом. На это уходит не один год. Нужна рабочая группа, которая в доверительной атмосфере может обсуждать вопросы и принимать решения.

Специфика в том, что церковно-началие не начнет что-то делать одномоментно по желанию одного человека. Как только народ в церкви что-то осознает, созреет — тогда решение по изменениям будет принято. Церковь не владеет профессиональным языком. Сейчас создается закон по биоэтике. Отец Г. Рой этими разработками сейчас активно занимается. Вы – профессионалы в области ВИЧ/СПИДа и ваше ухо тонко улавливает любое неверное слово по данной тематике. А в церкви пока с этим сложно. Нужно время.

Как возникло это собрание? Мы берем благословение. Затем делаем отчет для началия о том, как ведется работа, что нужно изменить… На этом этапе началие уже в курсе проблемы. Значит, в дальнейшем можно будет говорить о серьезных просьбах с обращением к руководству страны от церковно-началия».

Л. Григорьева сообщила, что в Беларуси уже существует консультативный совет сообществ ЛЖВ (КСС ЛЖВ), в который входят Сообщество ЛЖВ, БОО «Позитивное движение», РОО «Альтернатива», РОО «Встреча», РОО « матери против наркотиков». Это не юридическая, а рабочая группа.  Также Лена рассказала о ключевых проблемных моментах и обратилась к представителям церкви с конкретными предложениями:

— Отсутствие бесплатного лечения гепатита С;

— Стигма в обществе, которая усиливает депрессии;

— Отсутствие равного консультирования. Отсутствие возможности ВИЧ+ людям работать равными консультантами. Мы просим у церкви помощи для поддержки в возможности работы равных консультантов в тюрьмах;

— Отсутствие прозрачности в системе закупок АРТ, перебои в диагностике. Здесь также мы обращаемся к церкви с просьбой поддержки нас своим голосом.

— Мы поднимаем идею по созданию рабочей группы по закупкам лекарств при СКК.

— Глобальный Фонд финансирует нашу страну только до 2016 года. Проблема в том, что существует риск того, что государство не возьмет на себя в полной мере ответственность по финансированию программ лечения. Нам нужна поддержка в виде участия церкви и представителя от церкви для поддержки нашего мнения.

Встреча закончилась тем, что каждый поделился впечатлениями о проведенном мероприятии и многие высказывали надежду на плодотворное сотрудничество и активную деятельность.

Дина Котикова, Позитивное движение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.