«Открытые разговоры» с интересными людьми

Наверное, вы уже заметили встречи под названием «Открытый разговор». Но что это такое? Как проходят эти встречи? Правда ли, что там можно в откровенном формате поговорить с разными людьми из YMCA? И за креатив получить подарок? И чай можно пить во время встречи? Давайте разбираться. 

Олимпиада, «Евровидение» и страсти у костра и под водой

Прошли рембо-трассу, поcоревновались в Олимпиаде, «Евровидении» и во многом другом участники национального лагеря в Понемонцах.

руки вперед

С 25 по 31 июля 2016 года в деревне Понемонцы Лидского района в палаточном лагере собрались более 60 молодых представителей Беларуси, России, Украины, Швейцарии, Швеции, Германии и США.

Миллион голосов для рекорда

Белорусских молодых людей больше всего волнуют вопросы здоровья, трудоустройства, экологии и прав человека. Такие результаты принесло исследование, проведенное во всех регионах страны.

fIjYicN4AME

Мнения молодых людей изучили по инициативе крупнейшей молодежной организации в мире ˜˜˜— “Христианской ассоциации молодых людей” (Young men’s christian association, или YМСА) в 2014-2015 годах.

«Алые паруса» над Витебщиной

Как известно, самый маленький город Витебщины – Дисна. Там живёт всего-то две тысячи белорусов. Изначально город именовался Копец-городок. Не потому, что всем жителям города рано или поздно наступал «копец». И даже не оттого, что этим словцом запросто мог окрестить городок какой-нибудь проезжий. Копец – от слова «копать».

После Копец переименовали в Старую крепость. Это Стефан Баторий выстроил здесь укрепление, после того как Иоанн Васильеффич ( тот, который Грозный) взял Полоцк.
Но не историческое прошлое славного города Дисна интересует нас в данном очерке. Вспомним о городке лишь как о месте рождения Стефана Евсеевича Гриневского – отца известного писателя Александра Грина. Стало быть, будем помнить о витебских корнях знаменитого автора «Алых парусов»!

Дмитрий Рубаник

The great Sanskrit scholar from Belarus

Sometimes it happens that monuments are erected to well-known people only for the fact that they were passing through these places. For others who were living and working in the Vitebsk region — complete oblivion. 

The name of our great countryman Caetano A. Kossovich is hardly known to ordinary readers. Information about him is very poor. Nevertheless, it can be put in one row with Belinsky, Chernyshevsky, Dobroluboff.

Actually, they were friends — they were in the same club, led by Stankevich. In his university years, his friends were Tolstoy, Obolensky and Golitsyn. Once they saved Kossovich from departation to the Caucasus.
As for the organ-players — Bach, for mathematicians — Pythagoras, so for Sanskrit students an unquestioned authority is Kossovich, the first Sanskrit scientist of the St. Petersburg University.
Sanskrit, as it is known, refers to the dead, outdated language. But in Sanskrit there were written greatest examples of manuscripts of Aryan civilization, the holy Mahabharata, with its unparalleled Bhagavad Gita, the Vedas, Upanishads and the laws of Manu. Sanskrit is also the ancestor of all Slavic languages.

Just think! Exept of Sanskrit Caetano A. perfectly knew and mastered ancient Iran (zendskim) and Old Persian, Jewish, Greek and Latin, and the newest: German, French, Italian, English, Greek and Arabic, Polish and Czech. For the residents of the 21 st century it looks fantastic! Moreover, Kossovich issued «Sanskrit-Russian Dictionary», «Greek-Russian Dictionary», «Jewish grammar». He taught Greek (Belinsky called Kossovich passionate Hellenists «), he was the author of many translations.

But for all its miraculous ability for languages, he poorly understood … numbers! Valentin Pikul in his «Historical Miniatures» says that the most difficult for Kossovich was the number «seven» — the basis of the Jewish Kabbalah. It was sometimes ridiculous — Caetano elementary could not pay in the shop for the food! he gave all cash on the counter and asked the seller to count off the desired amount.

But let’s come back to the beginning of our narration. Cayetano A.was born in 1815 in a «poor Belarusian village» near Polotsk, which name has not been preserved for history, in a family of a poor priest. The first school was the Uniate School in Polotsk, where he studied until 1828. Then — Vitebsk. Because of the absence of a uniforms for students, Caetano entered a school for bazilyantsev. Later, when he bought the uniform for two bottles of Tsimlyanskii wine , Kossovich enetred Vitebsk school. Pikul describes in details the entire interior of poverty: a mattress on the floor and a chair … Oh, yes! Also — the bookcase with books in old Jewish language. That is, indeed, a treasure for the young inquisitive mind!

Rumors that a poor self-taught Belarusian learned old Jewish Talmud, so well that the local city rabbi shaked his head helplessly, say about the superiority of Kossovich in the knowledge of languages. The Jewish community of St. Petersburg, during the life of the author, promised to put a monument to the professor, for the transfer of valuable texts from the ancient Hebrews. Where is he this monument? Hey!

Next will be career, translations, ranks and positions — all the things that made him famous and outstanding.
Studying foreign languages, A. Cayetano did not give offense to his native Belarussian language. Here are his words in the comments to his own article: «I will note that the Belarusian dialect is not Lithuanian, as claimed, wrongly, and not one that was used in writing in the XVI century. Because the Belarusian language is something other than the Polish language with the Russian form … Also, it can not be considered and Russian … »
Sparrow, who was born in the stable, can not be called a horse. Privy Counselor, Dr. comparative linguistics, academic, peer who was not in scientific circles throughout the world, Caetano A. Kossovich is a personality of the planetary scale. But on the whole planet there was no place for a memorial to the memory of this great person! On the monuments the following words could be written: «Knowing so many languages, who are you to the actual fact: Sanskrit scientist, Semitic, Hellenist …?
— Alas, I am just …a Belarusian, who adores my poor people. » Dmitry Rubanik

Наш великий земляк, тайный советник

Так случается, что одним известным людям в нашем городе ставят памятники только за то, что были проездом в здешних местах, а другим, жившим и творившим на Витебщине – полное забвение.

Имя великого нашего земляка Каэтана Андреевича Коссовича вряд ли известно простому читателю. Сведения о нём крайне скудны. Тем не менее, его можно поставить в один ряд с Белинским, Чернышевским, Добролюбовым.

Причём, буквально – они были друзьями и состояли в кружке, который возглавлял Станкевич. В университетские годы его друзьями-заступниками были граф Толстой, князья Оболенский и Голицын. Однажды они спасли Коссовича от ссылки на Кавказ и солдатской доли. Позже, его благодарными учениками стали поэты Майков и Языков. Но мы его ценим не за это.
Как для органистов – Бах, для математиков – Пифагор, так для санскритологов непререкаемый авторитет – Коссович, первый санскритолог Петербургского университета.
Санскрит, как известно, относится к мёртвым, отжившим языкам. Но именно на санскрите написаны величайшие образцы нашей с вами арийской цивилизации, священные Махабхарата, с её беспримерной Бхагавадгитой, Веды, Упанишады и законы Ману. Санскрит, также является прародителем всех славянских языков.

Вдумайтесь только! Кроме санскрита, который на планете знают единицы, Каэтан Андреевич в совершенстве знал и владел древнеиранским (зендским) и древнеперсидским языком, еврейским, греческим и латинским, а из новейших: немецким, французским, итальянским, английским, новогреческим и арабским, польским и чешским. Нам, жителям 21 века, это кажется фантастикой! Мало того, Коссович издал «санскрито-русский словарь», «греко-русский словарь», «еврейскую грамматику». Преподавал греческий (Белинский называл Коссовича «страстным эллинистом»), был автором многих переводов.
Но при всех своих чудо-способностях к языкам, он плохо разбирался… в цифрах. Валентин Пикуль в своих «Исторических миниатюрах» утверждает, что сложнее всего Коссовичу давалась цифра «семь» – основа еврейской Каббалы. Доходило до смешного – Каэтан элементарно не мог рассчитаться в лавке за продукты! Вываливал всю наличность на прилавок и просил продавца отсчитать нужное количество.
Но вернёмся к началу нашего повествования. Родился Каэтан Андреевич в 1815 году, в «убогой белорусской деревушке» под Полоцком, название которой не сохранилось для истории, в семье бедного священника. Первым учебным заведением явилась униатская школа пиаров в Полоцке, где учился наш знаменитый земляк до 1828 года. Дальше – Витебск. За неимением формы для гимназистов, Каэтан поступает в школу базильянцев. Позже, выкупив гимназистскую форму за две бутылки цимлянского вина (мы даже и не знаем, каково на вкус это цимлянское! Для нас ничего не значит пушкинская фраза – «Лафит с цимлянским различить»…), Коссович поступает в Витебскую гимназию. Некий старый трактирщик-еврей сдает ему холодную каморку на чердаке своего трактира. Пикуль подробно описывает всю бедность интерьера: тюфяк на полу и табурет… Ах, да! Ещё – шкаф с книгами на древнееврейском языке. Вот это, поистине, клад для юного пытливого ума!
Слухи о том, что нищий белорус самостоятельно выучил на древнееврейском Талмуд, да так, что местный городской раввин беспомощно разводил руками, признавая превосходство Коссовича в знании языка и текстов, расползлись далеко за пределы города. Забегая вперед, не лишним будет отметить, что Еврейская община Петербурга, ещё при жизни автора, клятвенно обещала поставить памятник нашему земляку-профессору, за перевод ценных текстов с древнееврейского. Где он этот памятник? Ау!
Трактирщик прорубил дыру в потолке своего трактира, чтобы в каморку, где обитал наш герой, поступал теплый воздух. Но, – о случай! – новый попечитель учебного округа, только что переименованного в Белорусский (ранее – Вильненский), некто Григорий Иванович Карташевский (родственник писателя Аксакова), замечает одаренного студента. И, за казенный счёт, на средства Белорусского учебного округа, отправляет на учебу в Московский университет.
Далее будут карьера, переводы, регалии, звания и должности – всё то, что сделало его знаменитым и выдающимся. Перед его гением будут снимать шляпы виднейшие филологи того времени. Но нас интересует ещё один «белорусский» нюанс его московской жизни. Будучи студентом Московского университета, имел место случай, о котором хотелось бы упомянуть.
Коссович по поручению декана написал статью о «шляхетской литературе». Статья получилась длинной и требовала (по мнению того же декана!) сокращения. Сокращать поручили племяннику декана (будь он не ладен!), который по-польски только и знал «пше прошу, пани». Сократил. Одна фраза получилась такой: «Красицкий являет собой прекрасное ожерелье, наброшенное на голую шею всей польской поэзии». Комментарии излишни. Коссович назвал редактора придурком. Но тот оказался придурком мстительным. Коссовича повязали прямо в столовой… Впрочем, имена аристократов-заступников уже упоминались. Дело замяли.
Изучая иноземные языки, Каэтан Андреевич не давал в обиду свой родной, белорусский. Вот его фраза в комментариях к его же статье: «Замечу, кстати, что белорусский диалект вовсе не литовский, как многие ошибочно утверждают, и не тот, который был в письменном употреблении в XVI столетии. Потому что белорусский язык есть нечто иное, чем польский язык с русскими формами… Равным образом его нельзя считать и русским…»
Воробей, родившийся в конюшне, не может называться лошадью. Тайный советник, доктор сравнительного языкознания, академик, равному которому не было в ученых кругах всего мира, Каэтан Андреевич Коссович является величиной планетарного масштаба. Но на всей планете не нашлось места для мемориальной доски, памяти нашего великого соотечественника! Не говоря уже о памятнике на родине, на котором могли быть его слова, произносимые им ответом на вопрос: «Зная столько языков, кто же Вы на самом-то деле: санскритолог, семитолог, эллинист…?»
– Увы, я… белорус, обожающий свой бедный народ.

Дмитрий Рубаник, Витебск